четверг, 5 ноября 2015 г.

Джоан Роулинг: "Это самая страшная моя книга"

   Открыв посылку, Робин Элакотт с ужасом увидела, что кто-то прислал ей отрезанную женскую ногу. Ее босс, частный детектив Корморан Страйк удивился несколько меньше, но обеспокоился, возможно, и больше... 
   Третья книга Роберта Гэлбрэйта (псевдоним создательницы Гарри Поттера Джоан Роулинг) о Корморане Страйке носит название "Карьера зла", и, по словам самой писательницы, ей самой от нее страшно.

   В интервью Би-би-си Роулинг заявила, что это – самая мрачная из книг в этой серии и она продолжает вызывать у нее кошмары. С Роулинг беседовал ведущий Би-би-си Саймон Майо.

Би-би-си: Кто такой Корморан Страйк? Мы знаем, что он – частный детектив, но вообще вы о нем в интервью почти никогда ничего не рассказывали...

Д.Р.: Ну, начнем с того, что он бывший военный. Я сама лично знакома со многими ветеранами. Меня всегда интересовало, что происходит с человеком, после того как он оставляет военную карьеру. Многие из них, как и Страйк, начинают заниматься частным сыском или идут работать в охранные фирмы. Кроме того, я придумала ему очень красочное прошлое: он – внебрачный сын рок-звезды. С отцом встречался всего дважды. А еще у него очень колоритная мать, которую он, правда, любит, но которая обеспечила ему весьма своеобразное детство. Они все время переезжали с места на место, ютились в каких-то пустующих домах, так что бедный мальчик практически просто сбежал в армию. А потом он подорвался на мине. И стал частным детективом. Он – очень умен и при этом глубоко травмирован тем, что с ним произошло: и физически, и морально.

Би-би-си: С самой первой главы возникает предчувствие, что "Карьера зла" – очень мрачная книга...

Д.Р.: Это, безусловно, самая темная книга в серии на сегодняшний день. "Карьера зла" – единственная из написанных мною на сегодняшний день книг, которая вызывает у меня самые настоящие кошмары. В процессе ее создания я проштудировала многие источники: перечитала кучу полицейских отчетов, рассказов о серийных убийцах и так далее. Если вы обратили внимание, то некоторые главы написаны от лица убийцы. Разумеется, читатель не знает, кто из подозреваемых так разоткровенничался. Некоторые серийные убийцы после ареста начинали подробно излагать, что они чувствовали, чем руководствовались, какие эмоции испытывали или не испытывали по отношению к своим жертвам... Я во все это так глубоко погрузилась, что меня оно довольно сильно испугало.

Би-би-си: Как же так получается, что, с одной стороны, вы говорите, что эта книга вызывает у вас кошмары, а с другой, в послесловии вы сами же написали, что никогда еще не получали такого удовольствия от написания книг. Одно с другим как-то сочетается?

Д.Р.: Я согласна, что на первый взгляд эти два заявления кажутся несовместимыми. Но я повторю, что никогда не получала такого удовольствия от работы над другой книгой. Я совершенно сознательно поставила перед собой очень непростую задачу. Число подозреваемых очень ограничено, и в этой ситуации непросто сохранить интригу и напряжение и не выдать главный секрет. Одновременно мне требовалось некоторые главы написать от имени убийцы, но так, чтобы читатель не догадался, кто же он. Кроме того, во всех книгах серии прослеживается и еще одна сюжетная линия: отношения Страйка с его помощницей Робин. Пока что эти отношения платонические, но, скорее всего читатели уже сообразили, что мысли героев по поводу друг друга носят более конкретный характер. Правда, до конкретики они еще не дошли.

Би-би-си: Все-таки я должен спросить вас о Робин. Вам явно хочется, чтобы читателям она нравилась. Почему же не она является главным героем? Или с самого начала вы уже так продумали Корморана, что знали, что героем может быть только он?

Д.Р.: Мне представляется, что это – дуэт. На самом деле идея этой серии пришла мне в голову еще тогда, когда я работала над Гарри Поттером. Я сразу представила, как именно они должны встретиться. Тут я никаких секретов не выдаю, эта история уже давно рассказана, еще в первой книге ["Зов кукушки"]. На самом деле мы знакомимся с Робин раньше, чем с Кормораном. Ее по ошибке направляют в его офис, а он, стремительно выскочив на лестницу, едва не сбивает ее с ног (а лестница-то железная!), чувствует себя виноватым, и дает ей работу, хотя финансово позволить себе ее услуги не может. У них совершенно разное прошлое, и разные задачи в жизни, но они прекрасно дополняют друг друга.

Би-би-си: Вам по-прежнему нравится писать под псевдонимом Роберт Гэлбрэйт?

Д.Р.: Да. Я писала "Зов кукушки" одновременно со "Случайной вакансией". У моего редактора был выбор, и он предпочел "Вакансию". Таким образом, автором "Кукушки" стал Роберт. Роберт, в отличие от Дж. К. Роулинг, не дает интервью, не привлекает внимание прессы, и меня это устраивает. Я бы хотела, чтобы писательская карьера Роберта была как можно меньше связана с публичной жизнью, встречами, интервью и так далее. Нет, не подумайте, я очень благодарна судьбе за все то, что произошло с Поттером, но, когда я – Роберт, я могу быть самой собой, тихо сидеть дома и писать в одиночестве, и это то, что мне нравится больше всего. Роберт пишет книги, и больше ничего. И, хотя читатели знают, что на самом деле это я, пока что мне удается поддерживать его тихое существование.

Би-би-си: В июле в Лондоне состоится премьера пьесы в двух частях "Гарри Поттер и проклятый ребенок". Как так получилось, что после стольких лет со дня выхода в свет первой книги вдруг появилась и пьеса?

Д.Р.: Я всегда говорила, что никогда не буду говорить "никогда". У меня давно были идеи по поводу того, что могло бы произойти через 19 лет после событий, описанных в последней книге. Писать новую книгу мне абсолютно не хотелось по причинам, которые, как мне кажется, станут понятными после того, как вы посмотрите пьесу. Но и пьеса бы никогда не состоялась, если бы написавшие ее люди сами на меня не вышли. [Премьера пьесы "Гарри Поттер и проклятый ребенок" состоится в Лондоне в июле. Пьесу написали Джек Торн и Джон Тиффани по идеям Джеки Роулинг]. Я уверена, что зрители получат незабываемые впечатления. Но повторю, я их не искала, они сами меня нашли.

Би-би-си: А вы собираетесь продолжать писать и под своим собственным именем, как Джоан Роулинг?

Д.Р.: Безусловно. Точной даты я вам сейчас не назову, потому что у меня сейчас полно всяких других дел. Я сейчас пишу сценарий для фильма, будет любопытно, но об этом потом. Но я совершенно точно собираюсь написать еще несколько романов как Джоан Роулинг. И заметьте, что я сознательно говорю "романов" во множественном числе.

Би-би-си: Детских?

Д.Р.: Я уже начала писать одну детскую книгу, которую обязательно закончу. Так что будут книги и для детей, и для взрослых.

Би-би-си: А сколько таких еще ненаписанных историй у вас сейчас в голове?

Д.Р.: Полным-полно. Время от времени я начинаю бояться, что так и умру, их всех не написав. Это у меня такой кризис среднего возраста.

Би-би-си: А других псевдонимов не будет?

Д.Р.: Нет, и одного вполне достаточно. Я, правда, надеялась, что тайна Гэлбрэйта продержится немного дольше, потому что это было забавно.

Би-би-си: В послесловии вы благодарите детей за то, что они терпеливо пережидают периоды, когда маму кусает творческая муха. Как проходят такие дни в вашем доме?

Д.Р.: Бывает, что я в середине разговора хватаю лэптоп и начинаю печатать. В комнате может быть включен телевизор, дети могут обращаться ко мне с вопросами, но я всегда отвечаю: "Подождите пару минут, вот я только одно предложение закончу, потому что оно только что пришло мне в голову". Пишу фразу, откладываю компьютер и возвращаюсь к разговору. Дети очень терпеливо относятся к моим странностям. Ну как будто бы я обычная мама, которая на минуту вышла из комнаты по какому-то неотложному делу, а потом так же быстро вернулась и снова с ними.

Комментариев нет:

Отправить комментарий